Меню

К Белому морю на двух колесах. Часть 2.

Верхняя Тойма.
Поселок Верхняя Тойма протянулся по правому берегу Северной Двины и добраться до него в летнее время можно только на небольшом пароме, вмещающем меньше десятка легковых автомобилей. Успеваем на последний рейс и, заплатив по 150 рублей за себя и мотоцикл, через 20 минут съезжаем по кривому металлическому трапу на песчаную пристань.
Пока небольшой буксир, размеренно тарахтя своим дизелем тащил ржавый паром по реке, мы познакомились с местным жителем, Иваном, простым и открытым человеком. Он рассказал о том, где можно остановиться в их поселке и еще много всего интересного о жизни в этих местах. Так, в начале зимы, когда навигация заканчивается, а лёд еще не встал, люди оказываются на несколько дней, а то и недель отрезанными от большой земли. Эта зима была теплая, наморозить ледовую переправу долго не получалось и привлекали даже катер на воздушной подушке от МЧС, чтобы переправить людей, приехавших к родным на новогодние праздники.
Верхняя Тойма находится на очень высоком обрывистом берегу и с него открывается потрясающий вид на Северную Двину и песчаные острова на ней.
Сам поселок, хотя и очень древний, но ничего интересного в нем не сохранилось. Старая церковь уничтожена еще в советское время, другая сгорела, новую деревянную построили совсем недавно.
Проходя мимо, я зашел на территорию храма. Там никого не было, кроме настоятеля, священника Николая, который оказался очень открытым, доброжелательным человеком. Пол-часа беседы с ним пролетели незаметно. Когда он рассказывал мне о храме, я совершенно случайно сделал фото, и в этот момент луч солнца сквозь окошко под куполом упал прямо перед ним. Получилось очень символично.

Холмогоры.
Вторую неделю путешествуем по городам и селам русского севера и не перестаем удивляться естественной красоте его природы и простоте и открытости местных жителей.
Жизнь здесь течет совсем не так, как в Москве или других крупных городах.
Никто не куда не спешит, нет суеты и нервозности. Люди легко идут на контакт и стоит остановиться, поздороваться с первым встречным, задать ему простой вопрос «Как поживаете?», чтобы завязался разговор. Вчера мы проезжали по грунтовым дорогам вдоль Северной Двины через несколько деревень с простыми названиями — Вознесенская, Кузьминская, Алексеевская, Васильевская…

Очень много старых, почерневших от времени домов, построенных еще до революции или даже в XIX веке. Дома двухэтажные, бревенчатые, очень большие, обычно с хозяйственными постройками и баней.
Остановился возле одного из них, чтобы сделать фото. Вышел пожилой мужчина, поздоровался, спросил откуда мы, завязался разговор. Через десять минут он пригласил нас в дом и провел интереснейшую экскурсию по всем комнатам, включая чердак и подсобные помещения. Рассказал историю этого дома, который построил его прадед в 1906 году и о том как его дед избежал раскулачивания в 30-е годы, а потом отец сохранил в непростые послевоенные годы.

К сожалению, много и заброшенных, полуразрушенных домов с заколоченными окнами и поросшим бурьяном двором. Молодежь уезжает в города и многие деревни вымирают.
И почти в каждом крупном селе полуразрушенная церковь. Деревянные, каменные, с колокольнями без колоколов и куполами без крестов они стоят, как памятники варварскому отношению нас и наших предков к своей истории и вере.

 

В Холмогорах, древнем историческом селе, останавливаемся возле бывшего архиерейского собора, обнесенного почерневшими от времени строительными лесами. Пока фотографируемся, к нам подходит настоятель о. Олег и мягко просит убрать мотоциклы с территории храма.
Извиняемся, улыбаемся, просим рассказать историю села и церкви. В итоге — два часа бесплатной увлекательной и очень интересной экскурсии по всей территории с приглашением на чай. Расстаемся друзьями и с благословением и добрыми напутствиями в дорогу.

Пинега.
Сотрудник парома уже поднимал ручной лебедкой въездной трап, когда мы подъехали к переправе.
— Повезло вам, ребята, — сказала подошедшая к нам тетенька-кассир- следующий рейс только через два с половиной часа, 120 рублей билетик оплачиваем!

Через 15 минут мы уже были на противоположном берегу Северной Двины и продолжили свой путь на север. Асфальт закончился еще с той стороны, впереди сотни километров грунтовых дорог, песок, камни и пыль столбом. Хорошо, что машины встречаются редко!

Дорога для наших мотоциклов прекрасная, идем в среднем 90-100 км/ч. Подвеска работает в усиленном режиме, проглатывая неровности, мелкий гравий, гребенку. И только клубы пыли долго еще висят позади.
Едем вдоль берега реки Пинега, притока Северной Двины. Погода шикарная, природа вокруг тоже, изредка попадаются небольшие деревушки с почерневшими от времени домами и рыбацкими лодками на берегу. Дорога повторяет очертания русла реки и уходит в лес, поднимаясь на крутой перевал с обнаженными мраморными скалами.

Останавливаемся у деревянной таблички «водопад», тропинка уходит в лес. Оставляем мотоциклы на дороге и углубляемся в тайгу. Огромные сосны и трехсотлетние лиственницы закрывают кронами небо. Через 15 минут слышим шум воды и вот он! Вода бурным потоком вырывается из скалы и тут же уходит куда-то в камни. Фантастика!

Кимжа.
Погода испортилась окончательно. Дождь лил всю ночь, ветер ломал ветки деревьев, а температура упала до 6 градусов.
Дорогу размыло, превратив ее в глино-песчаное месиво, по которому нам предстояло сегодня проехать более двух сотен километров.

После Пинеги, недалеко от которой мы остановились на ночевку, 150 км безлюдной тайги без связи и какой-либо цивилизации до деревни Кимжа, уникального места на карте русского севера. Кимжа примечательна тем, что входит в топ 25 красивейших деревень России и сохранилась такой же, какой была сто или даже двести лет тому назад. Можете себе представить, что почти все дома в ней построены еще в XIX веке и большая часть в хорошем состоянии, хотя есть и заброшенные избы.

Удивительной красоты деревянная Одигитриевская церковь 1763 года, полностью перебранная несколько лет тому назад, поражает своей оригинальной архитектурой. Она видна издалека и мы в первую очередь подъезжаем к ней. Недалеко от храма у магазинчика стоят три женщины и что меня удивило — в медицинских масках. Сделав несколько фотографий, подъезжаю к ним, здороваюсь, но в ответ слышу просьбу не подходить близко. Разговариваем на дистанции. Оказывается местные жители очень напуганы короновирусом и это не первый случай, когда в небольших селах и деревнях из-за этого боятся приезжих. Увы, телевизор делает свое грязное дело.

Понятно, что попытка остановиться на ночлег здесь была обречена на провал.
Но не смотря на эти мелкие неудобства, мы в восторге от посещения Кимжи! Действительно, одно из самых запоминающихся мест, где я бывал. Здесь даже сохранились оригинальные ветряные мельницы, которым тоже более 150 лет!

Почерневшие от времени большие избы-шестистенки, с белыми занавесками на окнах провожают нас любопытным взглядом, пока мы медленно едем по размытым дождем улицам с деревянными настилами-тротуарами.
Вот она где, душа русского севера!

Мезень.
Дороги на севере немного отличаются от того, что мы привыкли считать дорогами в обычном понимании этого слова. Совсем недавно, до 2008 года, до районного центра Мезень их не было вообще. Только зимник. Или по реке и Белому морю на Архангельск. Ну и самолетик летал для экстренных ситуаций.

Мезень — последний крупный поселок на севере. Дальше дороги нет. В царские времена он служил местом ссылки и это понятно. Сбежать отсюда по суше не представлялось возможным. Сотни километров тайги вокруг и Белое море на север.
Сам поселок сейчас переживает не лучшие времена. Хотя, в сравнении с 90-ми, все не так уж и плохо.
Едем по центральной улице Советская, вымощенной бетонными плитами. Она протянулась ровной линией через весь поселок. Вдоль неё, в основном, одноэтажные деревянные и кирпичные дома, разнотипные, старые и не очень, обшарпанные и почерневшие от времени. Некоторые из них переделаны в магазинчики, на фасадах висят выцветшие рекламные баннеры. Вдоль домов идут деревянные настилы — тротуары. Людей очень мало. То ли дождь и холод загнали их по домам, то ли короновирус проклятый.

Зашли в магазин купить продукты, пока выбирали что и как, разговорились с продавцами, женщинами лет за 50. Через пару минут к ним присоединился еще один посетитель, крепкий мужчина лет 45. Рассказали нам о том, как живут люди на крайнем севере. Очень много проблем, основная — нет работы. Когда-то крупные лесозаготовительные и рыболовецкие предприятия развалились, рыбу частникам ловить запретили, охоту тоже. Пограничники лютуют, в море не выйти. Рыбнадзор и егеря тоже. Штрафы за незаконный промысел большие и т.д.
На вопрос — А на что живете, если работы нет? — мужик ответил уклончиво, типа так вот и живем, хлеб жуем…
С ночлегом договорились с хозяином этого магазинчика. Он оказался местным «коммерсантом» и кроме продуктовых магазинов у него есть кафе и гостевой дом, в который мы и заселились за 2500 рублей койко-место. Очень дорого, но других вариантов не было. В нагрузку еще были пьяные мужики в соседней комнате, бригада командировочных монтажников электросетей, один из них, тоже Андрей, несколько раз вламывался к нам в номер, садился на кровать и пытался рассказать, как он служил на атомной подводной лодке в конце 80-х. Из его рассказа я понял, что он не любит американцев и жалеет, что тогда не выпустил все 16 ракет с ядерными боеголовками по США.
Вот такой он, город на краю земли. ))

Кильца, Погорелец.
Всю ночь шел дождь, стуча по подоконнику тяжелыми каплями. Покидаю Мезень с предчувствием, что в этот город вряд ли захочу вернуться еще раз.

Следующий пункт нашего путешествия — деревня Кильца, как и Кимжа, входящая в Ассоциацию 25 самых красивых деревень России.
Едем по правому берегу полноводной реки Мезень, а Кильца находится на левом. Сворачиваем в небольшую деревню Козьмогородское, здесь мы должны договориться с кем-нибудь из местных жителей, чтобы нас переправили на противоположный берег. Не спеша едем по центральной улице, рассматриваем старые дома, колодец с огромным воротом, бредущую навстречу лошадь. У одной из калиток видим мужчину с сигаретой. Здороваемся и спрашиваем, может ли он нас отвезти до Кильцы?
— В Кильцу? Могу, конечно, а вам-то зачем?
— Так, говорят, деревня красивая очень! — улыбаемся мы в ответ.
— Деревня, как деревня… Ну, ладно, езжайте на берег, я сейчас подойду.

Спускаемся по размытой дождями дороге вниз к реке, где, уткнувшись носом в песок, лежат с десяток небольших лодок типа «Казанка». Заправив бак бензином, Сергей, так представился наш проводник, отталкивает лодку, заводит двигатель и через 15 минут мы уже бросаем якорь на противоположном берегу.
Кильца встречает нас огромным обетным крестом. Рядом с ним маленький крест, обернутый полотенцами и покосившийся столб, в котором когда-то была икона.

Идем по улице. Сергей любезно согласился быть нашим гидом, тем более, что он в качестве плотника восстанавливал здесь пару старых изб. Кильца, конечно, уникальная деревня с четырехсотлетней историей. 90% домов в ней старше 100 лет. На некоторых висят таблички «Памятник архитектуры. Охраняется государством». Правда, кто тут чего охраняет — непонятно.
Большинство домов в хорошем состоянии и они все разные. Большие, в два этажа и в один, с балконами и резными наличниками и коньками, с огромными ввозами и амбарами.

Но многие требуют срочного ремонта, нижние венцы сгнили, фундаменты просели и стены покосились. Серега сказал, что такой дом здесь можно купить за 50 тысяч рублей. Но восстановить его будет раз в 20-30 дороже.
Через пару часов возвращаемся обратно, благодарим Сергея и едем дальше вдоль Мезеня. Через 14 км от Козьмогородского еще одна красивая деревня — Погорелец. Она еще старше, ей 450 лет! Здесь есть действующая церковь и две древние мельницы на угоре.

Кстати, в местном наречии, УГОР — это холм или возвышенность на высоком берегу, а ЩЕЛЬЯ — высокий обрыв, выходящий к реке.
В Погорельце также большинство домов очень старые, дореволюционной постройки. Эх, остаться бы здесь хотя бы на несколько дней, надышаться чистейшим воздухом, поговорить со стариками, сходить с мужиками на рыбалку… Но надо ехать дальше по размокшим дорогам за сотни верст от цивилизации.
Путешествие продолжается!

Архангельск.
В 20 км от Архангельска есть уникальное место, Малые Карелы, огромный парк площадью 140 га, на территории которого находятся десятки деревянных строений 16-19 веков. Это храмы, ветряные мельницы, крестьянские дома, хозяйственные постройки, привезенные сюда со всей области.

Мы наткнулись на него случайно, проезжая мимо и увидев справа на высоком холме красивую деревянную церковь. Подобный парк, только намного меньше, я видел в Суздале и недалеко от Иркутска.
В Архангельске мы впервые, поэтому решили взять гида и снова не пожалели! Сергей Яковлев, историк, фотограф, журналист и профессионал своего дела провел прекрасную обзорную экскурсию по городу. А в Архангельске есть на что посмотреть! Город, где в каждом здании запечатлена история государства Российского!

Жаль только, что состояние улиц, домов, многочисленных памятников и дорог далеко не лучшее. Конечно, близость воды, сильные ветра и северный климат делают свое дело. Видимо, в отличие от руководства этого действительно замечательного города.

Северодвинск.
— В Северодвинск вас не пропустят, город закрыт, там сейчас вспышка короновируса и пускают только по прописке. — так нам сказала администратор отеля в Архангельске и наш гид повторил тоже самое.
Но мы решили рискнуть, хотя надежды было мало. И она почти растаяла, кода мы встали в длинную пробку перед постом ГАИ и огромным красным плакатом «Въезд в Северодвинск ограничен». Но свершилось чудо! Пока сотрудник ГАИ в маске и перчатках проверял документы у очередного авто, мы аккуратно проехали мимо него и через пять минут уже катились по улицам города!

Северодвинск произвел впечатление более современного и ухоженного города, чем Архангельск. Дороги поровнее, тротуары почище и домов обшарпанных поменьше.
Заехали на Ягры, большой остров в северной части города с длинным пустым песчаным пляжем. Прохладное море и песчаная коса напомнили пляж в Юрмале. Немного поотжигали на мотоциклах по кромке воды, доехали до мыса с которого видны две АПЛ Акула проекта 941, стоящие у причала, самые большие в мире атомные субмарины! Северодвинск — это, можно сказать, один огромный судостроительный и судоремонтный кластер. Каждый третий житель города работает на одном из таких предприятий.

Въезжаем в центр города, останавливаемся у магазина, чтобы купить немного еды. Неожиданно к нам подбегает молодой парень и начинает расспрашивать откуда мы приехали и что за мотоциклы, куда едем дальше.
— А пойдемте, я вас проведу на крышу этой высотки и вы посмотрите на город с высоты. У меня есть подзорная труба. — выпалил он.
Долго уговаривать нас не надо, погулять по крыше высотного здания в центре города — это уже маленькое приключение! Андрей с бригадой выполнял работы по ремонту кровли и, увидев нас с высоты, спустился вниз. Он тоже мотоциклист и мечтает о путешествиях. Хороший парень!
А впрочем, мы пока что за две недели путешествия не встретили ни одного плохого человека! Везет, наверное. ))

Что самое главное в путешествии? Конечно приключения! Неожиданные и непредсказуемые! Без них никак..

Кий-остров, Ворзагоры.
Реанимировать мотоцикл не удалось, поэтому жду прибытия автомобиля с прицепом для эвакуации. Но времени даром не теряем.
В Онеге познакомился с очень интересным человеком Андреем, местным жителем, помором, охотником и предпринимателем. Остановились у него в прекрасном гостевом доме со всеми удобствами и Андрей предложил экскурсии на один из островов в Белом море и деревню Ворзагоры с очень красивым деревянным храмом на высоком угоре.

Пол-часа на небольшом катере и мы на Кий-острове, небольшом каменном кусочке суши длиной чуть больше 2-х км и шириной до 500 м, находящемся в 15 км от Онеги. Вообще на Белом море сотни различных островов, начиная от знаменитых Соловецких и заканчивая совсем крохотных в виде скалы или выступающего из воды камня.

У Кий-острова особенная история, неразрывно связанная с патриархом Никоном. Тем самым, который провел реформу церкви и вообще сыграл огромную роль в истории государства.
По его личному распоряжению и непосредственном участии на острове в 1656 году построен монастырь, сохранившийся в неплохом состоянии до сегодняшнего времени. Кроме этого, остров интересен своим сосновым бором, песчаным пляжем и очень красивой бухтой.
Ворзагоры.
Одна из красивейших и труднодоступных деревень Онежского района находится на высоком обрывистом берегу Белого моря. С трех сторон она окружена морем, а с четвертой — непроходимым болотом.
Добраться до нее не просто. Сначала надо переправиться на небольшом катере из Онеги на противоположный берег, а потом пройти 25 км по грунтовой дороге, но, если повезет, вас подбросят на УАЗе или Ниве местные жители.

Дома в деревне разные, есть старые срубы столетней давности, есть и новые летние домики. Не смотря на труднодоступность, а может и наоборот, благодаря этому обстоятельству, Ворзагоры довольно популярное место для летнего отдыха.
Можно пойти в лес по ягоды, если не боитесь гадюк и медведей, можно спуститься на песчаный пляж и пробежать босиком по влажному песку во время отлива, а можно просто посидеть на скамейке на самом краю 40-метрового обрыва, наблюдая, как в море охотится белуха, играют тюлени или посмотреть, как рыбаки ставят сети.
Изюминка Ворзагоры — две деревянные церкви 1636 и 1793 годов и колокольня. Сама деревня основана в середине 16 века, то есть ей 450 лет!

От Белого моря на четырех колесах.
Каргополь.
Продолжаем путешествие по северу России. Уже на автомобиле. Мотоцикл загружен на прицеп, утром прощаемся с гостеприимными хозяевами и выезжаем из Онеги. Впереди — 1500 км пути, но самое сложное — выбраться из Архангельской области. Сотни километров разбитых грунтовых дорог с тяжелым мотоциклом в легком прицепе преодолеть будет не просто.

По пути заехали в деревню Пияла полюбоваться на прекрасный Храм Вознесения Христова 1651 года постройки. Проезжаем через небольшие колоритные деревушки, часто останавливаемся, чтобы побеседовать с местными жителями. Они очень легко идут на контакт и стоит поздороваться и задать простой вопрос «Как поживаете?», то можно смело рассчитывать на то, что вам действительно подробно расскажут как поживают не только они, но и вся деревня, да и вся страна в целом. Здорово!

Проехали первые сто километров от Онеги и начались первые проблемы. Стяжки, которыми привязан мотоцикл, не выдерживают нагрузки и рвутся, прицеп тоже начал потихоньку разваливаться. Потеряли один задний фонарь и крыло. Гос номер был утерян еще раньше. В металлических элементах конструкции появились трещины. Не предназначена эта конструкция для наших северных дорог.
К вечеру кое-как добрались до Каргополя, небольшого, но очень интересного городка на берегу Онеги.
Прекрасная набережная, красивый храмовый комплекс, белоснежный женский монастырь, хорошо сохранившиеся старые дома и целые улицы, по которым мы медленно проехали, рассматривая все эти достопримечательности и аккуратно объезжая ямы на асфальте.
Каргополь однозначно понравился! Стоит того, чтобы остановиться здесь хотя бы на один день. Жаль только, музеи не работают.

Вот и закончилось очередное путешествие по необъятным просторам России. Север поразил и превзошел все мои ожидания. Впечатление такое, будто бы сел не на мотоцикл, а на машину времени и вернулся на сто пятьдесят лет назад.
Минимум цивилизации, максимум погружения в историю страны. Полторы тысячи километров грунтовых дорог, величественные северные реки, леса и непроходимые болота, деревни с рядами огромных почерневших деревянных домов, построенных в позапрошлом веке, удивительной красоты храмы и самое главное — люди. На первый взгляд грубоватые и неулыбчивые, но с большой душой, открытые и бесхитростные.
Конечно, две недели мало для того, чтобы полностью погрузиться в неспешное течение жизни русского севера, надышаться ароматами леса, пропитаться солеными ветрами Белого моря и поразмышлять о смысле жизни, сидя на краю скалы маленького острова. Слишком мало.
Север не хотел нас отпускать. На обратном пути мой мотоцикл умер.

Просто перестал подавать признаки жизни. Но, благодаря этому не очень приятному событию, я смог попасть на удивительный остров, посетить красивейшие места и познакомиться с интересными людьми. Три дня мы добирались до дома. Прицеп развалился напрочь, мотоцикл рвал крепежные стропы и даже пытался спрыгнуть с него на ходу, причинив себе небольшие увечья.

Тучи комаров, мошки и огромные оводы съедали нас живьем, пока мы пытались скрутить остатки прицепа и привязать к нему строптивого гуся. Больше трех сотен километров бездорожья и тысяча двести по асфальту за эти три дня преодолеть было сложнее, чем предыдущие четыре с половиной тысячи.
Это путешествие закончилось. Но будет следующее. Впереди нас ждут п-ов Кольский, Рыбачий, Баренцево море, горы Дагестана, Чечни и новые приключения!

comments powered by HyperComments